В гостях у Анны и Франсуа

Не так давно мне довелось несколько дней погостить во французской семье. Анна и Франсуа живут примерно в 40 километрах от Парижа в собственном доме с участком. Помимо садоводства и фермерства они имеют свой небольшой бизнес неподалеку. У них двое детей, 8 и 12 лет, за которыми присматривает няня. Дом необыкновенно уютный и тихий, без всякого шика, с довольно скромной и даже старенькой мебелью, хотя нельзя сказать, чтобы хозяева мало зарабатывали. Просто им удобно и комфортно жить так, как они живут, и совершенно отсутствует цель поразить кого-то или, что называется «пустить пыль в глаза».  Мне понравилось, что на участке есть большая поляна, не засаженная ничем, кроме приятной зеленой травки и нескольких диких каштанов.

Впрочем, я хотел бы рассказать не о доме и не о саде, и даже не об укладе этой семьи, а о том, как проходит их традиционная трапеза. Поскольку я в доме был «своим человеком», то за исключением первого обеда, который с натяжкой все же можно назвать торжественным, меня, кормили, как обычного члена семьи. Во время этих нескольких дней у меня в голове разрушились некоторые стереотипы о французском питании, хотя большинство национальных «правил» трапезы они соблюдают, и я нашел подтверждения многим фактам, о которых только слышал или читал.

Завтрак

Завтрак начинался в семье  в 9 утра или чуть раньше. Я бы не сказал, что Анна и Франсуа абсолютно не торопились и «смаковали каждый момент». Нет, завтрак проходил быстро, даже – в легкой спешке. За стол садились все вместе и одновременно приступали к еде. Начинать кормить людей «по мере их поступления» за стол тут не принято.

Анна не завтракала вообще. Она только кормила семью. Впрочем, в одно утро она все же выпила «голую» чашку крепкого кофе, который сама сварила, дразня всех головокружительным ароматом. Растворимых «Нескафе» и т.п. в доме не водится. Кофе покупается в зернах, намалывается перед завтраком, варится и тут же выпивается. Оказалось, что Анна, действительно, никогда и ничего не ест по утрам, и лишь изредка довольствуется небольшим количеством кофе.

Кстати, о кофе. Даже для меня, человека, который не может обойтись без чашки кофе с утра, приготовленный Анной напиток был слишком крепким. Я не стал малодушно просить водички, чтобы его запить, хотя, честно говоря, мне хотелось. Выручило лишь то, что чашечка была величиной в полпальца.

Что касается детей и Франсуа, то они разрушили французские стереотипы прямо у меня на глазах. Говорят, что здесь завтрак состоит из кофе, апельсинового сока и круассанов или багета. На стол из этого списка попал только кофе – для взрослых, разумеется. Дети каждый день ели на завтрак кукурузные хлопья с молоком и йогурт.  Больше всего меня удивил Франсуа. Он вопреки всем правилам завтракал очень плотно.

Франсуа, кстати, худой и вытянутый, одним глотком опустошил пиалу с той же молочной тюрей из хлопьев, от которой я, в свою очередь отказался, затем в один присест уничтожил два немаленьких тоста с джемом. Но больше всего меня удивило, когда Анна приготовила нам с ним омлет. Я даже поинтересовался, не делают ли они это специально для меня? Нет, ответили мне, это обычная практика. Омлет был из нескольких яиц, молока, овощей и куска сыра. Очень вкусный и сытный. Дети почему-то его не любят. В обычные дни Анна готовит омлет только для мужа. После такого плотного завтрака вполне можно было бы не есть до трех – четырех часов.

Обед

Однако обед начинается тут ровно в 13.00. Меня удивила пунктуальность, несвойственная французам, с которой Франсуа возвращался домой к ланчу.  Он приходил примерно за 15 минут, и терпеливо ожидал, пока Анна накроет на стол. Как ни странно, к этому времени у него уже разыгрывался немалый аппетит.

Обед, действительно, похож в семье на некий ритуал. Если за завтраком все торопятся, то в обед никакой спешки нет, он протекает медленно, словно время остановилось. Стол накрывается красиво и основательно, меняются тарелки, приборы, салфетки… Хотя после перерыва Франсуа снова возвращается на работу, он абсолютно  не нервничает и растягивает удовольствие от трапезы. От этой вальяжности мне показалось, будто я перенесся на несколько веков назад.

Итак, обед. Никакого супа. Первое входное блюдо – салат. Надо сказать, я впервые ел такой салат. Потому что он состоял исключительно из травы! В нем присутствовали листья непосредственно салата, и нескольких видов зелени. Все это заправлялось оливковым маслом, лимонным соком и нехитрыми приправами. Можно было при желании посыпать траву гренками, что я и сделал, единственный из всех. Остальные с удовольствием живали чистую зелень «без всего». Эту же траву я видел и в остальные дни. Впрочем, специально для меня однажды Анна приготовила салат из авокадо с чесноком и помидором. Это было необыкновенно вкусно. Однако, как я понял, входное блюдо чаще всего здесь – это просто трава. И она очень нравится французам…

Второе блюдо, к счастью меня не разочаровало. Каждый день это был настоящий праздник. Крупный кусок мяса, птицы или рыбы, запеченный по специальному рецепту. Нужно иметь немало терпения, чтобы постоянно творить что-то новое и на обед, и на ужин. Анна – просто прекрасная хозяйка, и, видимо, это не редкость для Франции.

Итак, большой кусок мяса, в разных травах и специях, на гарнир – овощи, и, как правило, двух разных видов. Например, цветная капуста и парная морковь, или картофель и кабачки. Обязателен соус, и каждый раз он особенный! Конечно, преступлением было бы торопиться, поедая все это великолепие.

За обедом присутствовало вино, тоже каждый день – разное. После основного блюда шла тарелка с сырами. Да, это, действительно, не сказка: французы каждый день едят сыр. Тут же, кстати, явился и хрустящий багет, который положено было «добавить»  к сыру. Завершился ланч тарелкой с фруктами. Просто кусочки разных фруктов: дыня, груша, слива, что-то еще. Фрукты принято есть ножом и вилкой. Выпечки на десерт не было. Франсуа и Анна выпили еще по одной чашечке крепкого кофе. Я отказался.

Ужин

Ужин – это самая плотная трапеза за весь день. Он начинался с 18.30 до 19.00. Продлиться мог часа два… Тут не было такого строгого правила, как в обед, чтобы приступить к еде ровно в 13.00. Семья неспешно собирается, рассаживается, ведутся разговоры, обсуждаются события дня. Настроение у всех хорошее, много шутят, часто раздается смех. Тихо играет музыка. Почти каждый день на ужине присутствовала няня. Она занималась с детьми вечером, и ее приглашали остаться «перекусить».

Итак, из чего же состоял ужин? Каждый раз это было целое торжество, и меня поражало, что для французов подобный «праздник»  – обычное дело. Начиналась трапеза с аперитива. Пока все ждали еды, подавались крохотные стаканчики с неким напитком. Сложно сказать, из чего он состоял, во всяком случае, никакого алкоголя я не чувствовал. По вкусу нечто кисло-сладкое. Дети тоже его пили. Еще на столе находилось блюдо с солеными орешками: арахисом и фисташками.

Далее шло входное блюдо. Лишь однажды это был суп, и то его приготовили исключительно ради меня, потому что я сам об этом попросил. Здесь супы если и едят, то – всего раз в месяц, а то и реже. Суп на суп не похож. Это некое жидкое пюре из молотых овощей: брокколи, шампиньонов и моркови; все это заливается сливками и немного подогревается. Получается что-то довольно странное в нашем понимании, хотя и вкусное.

Чаще же входное блюдо – это салат.  Хотя и за ужином возможен вариант «трава с травой, приправленная травами», но обычно это вкусный и полноценный в нашем понимании вариант, например «диво» из семги с апельсинами или ветчины с дыней. Майонез в семье не употребляется вообще. К салату подается бокал белого вина.

После салата опять идет серьезное основное блюдо. Это снова мясо, птица или рыба. Ну, например, кролик, запеченный с вялеными помидорами в соусе из белого вина с изюмом. Также могут подаваться морепродукты, но не отдельно, а в дополнение к главному пиршеству. Гарнир присутствует. Традиционный картофель фри, или фасоль, или даже смесь овощей. Возможны макароны или рис.

К основному блюду подается другой сорт вина. И все было бы прекрасно, если бы я с ужасом не увидел, как вино наливают детям! 8-летнему Оливье вино сильно разбавили водой, а 12 –летней Мари – лишь чуть-чуть. Итак, дети во Франции тоже пьют, уже с самого раннего возраста. Просто тут существует некая «детская мера»…

После основного блюда опять подавалась тарелка с сырами. Это прямо обряд какой-то. Сыров – несколько сортов. Хлеб едят большей частью с ними. Что касается основного блюда, то к нему хлеб брал только Франсуа, и то – чисто символически. А я не могу есть без хлеба, поэтому его нарезали специально для меня.

После сыров шла небольшая пауза, а затем следовал десерт. На этот раз сладкий. Очень сладкий, я бы сказал. Я не любитель пирожных, выпечки и крендельков, а французы все, включая Франсуа, уплетали их за обе щеки. Будто десерту предшествовал только салатик. И как только все это помещается у них в желудке?

Не забывали в семье и про дижестив. В заключение трапезы подавался некий напиток, безусловно, алкогольный, хотя и не очень крепкий. Что-то среднее между травяным бальзамом и ликером. Я надеялся на коньяк, но в доме его не оказалось. Дижестив подносился в очень маленьком количестве, буквально полглотка. Детям, к счастью, его не наливали. В качестве дижестива может быть и крепкий кофе.

Вот такой интересный опыт был у меня во Франции. В качестве вывода могу сказать, что французы едят много и очень вкусно. Но поскольку они идеально умеют сочетать блюда и напитки (наверное, на генетическом уровне), то обильная еда и вина идут им только на пользу.